• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: they'll name a city after us (список заголовков)
00:00 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
10.11.2014 в 23:10
Пишет spasibo most:

В этом году, я улетаю в Лондон и уже не возвращаюсь. Билет на руках.
(Оставьте, грамматика этой фразы позволяет ей выглядеть более идиллически, чем оно есть на самом деле).
God, give me a midnight New Year kiss that night please.

URL записи

Наши планы на новогоднюю ночь?

Я уже перестала сопротивляться потоку безумия и расточительности - пусть несет, авось и не утонем.

@темы: успокойтесь, ваша жена пьяна, they'll name a city after us

23:03 

lock Доступ к записи ограничен

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:08 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Концерт Лавуа - это у нас с Аней такая традиция, без которой реальность начинает разваливаться на кусочки. Это множество маленьких ритуалов, начиная от оранжевой розы и заканчивая "число проверила? а месяц?" (это не шутка. два года спустя после грандиозного фиаско мы все еще три тысячи раз перепроверяем месяц концерта). И к привычному добавляются всяки новые мелочи, как поиск розетки в ММДМ и вытаскивание мячиков-попрыгунчиков у Ани из-за уха (как будто я три недели таскала в сумке мячики ради этого).
Лавуа теплый и бесконечный, и едва ли я смогу придумать новые прилагательные, какие еще не были употреблены мной в его адрес. Только и остается, что прищуриться и греться, чуть покачиваясь в такт, потому что как бы ни было плохо, у нас всегда будет это хорошо, которого хватит, чтобы протянуть до следующего года.

@темы: they'll name a city after us, Во всем по-прежнему виноваты французы

21:05 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Мое лето начинается тогда, когда на улице слишком жарко в шортах, а дома нельзя спокойной существовать с выключенным кондиционером. Таким образом, мое лето началось вчера.
И вчера же мы с Аней нарушали (наверное) общественный порядок, когда где-то возле отдела выпечки Аня велела мне не шевелиться и не смотреть вниз и мужественно попыталась снять с моей груди какого-то жука (идея насекомого в непосредственном контакте с телом приводит меня в панический ужас). Жук от такого счастья решил провалить поглубже, и в итоге так мы и стояли: я, меланхолично разглядывающая хлеб для тостов, Аня с рукой по локоть у меня в декольте и продавец за прилавком с выпечкой, с интересом наблюдавший за происходящим. Хлеб мы так и не купили.
А сегодня Аня уехала, и я грустно перевожу взгляд с французского на экономику и на остатки мороженого. Почему-то у меня такое чувство, что мороженое сейчас победит.

@темы: they'll name a city after us

00:58 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Сегодня поняла, что наиболее веским доказательством, что я выгляжу, мягко говоря, не очень, звучит первая фраза при встрече: "у тебя коньюктивит?"
Очень мило. У меня мое обычное слезятся-болят-выцарапать, о причинах которого я никогда не задумывалась, предпочитая прикладывать к глазу ватку в чае и молиться, пока не пройдет. И ведь помогало же. Но тут все равно была в поликлинике, а очереди не было, так что решила заглянуть к окулисту. Теперь моя жизнь никогда не будет прежней, и дело даже не в диагнозах-лекарствах (с час назад я сидела, втирала в воспаленную кожу века мазь и напевала "я мажу глаза вазелином"), дело в другом. "Освобождение выписывать?" - спросили у меня. Я едва не рухнула. То есть все эти разы, когда мой глаз начинал попытки к моему уничтожению, я могла брать отгул и лежать дома, попивая чаек и занимаясь саможалением? И я узнаю об этом только сейчас, когда мне отгул брать точно нельзя, потому что конец апреля на дворе?
Ох, оторвусь я в следующем году. Ох, оторвусь.

Но даже глаз не способен был мне сегодня испортить встречу с Аней. Когда я с Аней не вижусь месяц, я порчусь: становлюсь злее и язвительнее, как будто набирую в руки всё больше кубиков ядовитого сарказма и периодически начинаю кидаться ими в людей, думая, что таким образом от них защищаюсь, но на деле лишь для развлечения. А потом я вижусь с Аней и все эти кубики кажутся совсем ненужными и какими-то нелепыми, и даже пусть я продолжаю ими швыряться на автомате, но это уже не видится правильным и необходимым. Аня согревает и вызывает во мне чувства, балансирующие на грани материнских: мне сразу надо укрыть и позаботиться, но я плохо умею делать это на практике, поэтому просто стараюсь подольше не отпускать, накручивая её рыжие волосы на палец и тыкая щеки.
Без Ани у меня никогда не наступит лето.

@темы: вдох-выдох-нашатырь: хроники нездоровья, they'll name a city after us

23:03 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Самой постоянной вещью у нас с Аней становятся дурацкие фотографии на планшете, преимущественно из нашей бургерной. По ним очень хорошо отслеживать изменение длины и цвета волос, а из-за правила неудаления фотографий, придуманного уже год назад, получается и вот такое:

Я думал не идти на Фьори. Не то что бы я не хотела - au contraire, я хотела весьма и весьма, но мой нынешний жизненный режим, когда внезапно и непредсказуемо все время занимается учебой или учебой (это то, чего я страстно хотела с января: быть до такой степени загруженной любимыми делами, чтобы приходить домой и падать. но оно свалилось на меня столь резко, что я пока что немножко офигеваю, а отсутствие времени на безделье пугает), настолько не предполагал каких-либо ответвлений (да и бюджет, учитывая октябрьские Нотр-Дам и Мамму Мию, не особо располагает), что я решила зажмуриться и бездействовать.
А тут Аня дала мне билет. На Фьори. В воскресенье.
Я даже не уверена, что ожидать.

А сейчас пойду перед сном смотреть гли. heaven help my heart

@темы: still life, .jpg, they'll name a city after us

18:57 

best night evaaaaaah

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Мы вроде как даже смотрели евровидение, но я не помню ни одной песни. Помню, что было дико весело, была гора скрученных мной роллов, был алкоголь, который я старательно не одобряла все два с половиной бокала, было массажное оливковое масло и припоминание двоюродной сестре детских обид (драма о тарелке с желтой каемкой никогда не перестанет быть актуальной). Еще был составленный явно мной список стран с заголовком "I'd tap that". Утром я не нашла Аню рядом с собой и очень удивилась (она была на диване, накрытая мохнатым ковриком).
Постфактум очень весело смотреть тумблеровский лайвблог перемежающийся с удивленными постами американцев.
Но лучшей частью ночи было однозначно выступление Турции, когда я долго смотрела, а потом мечтательно выдала:
- Но это же мужчины, которые превращаются в кораблик. С такими мужчинами никакая яхта не нужна.
- При социализме все люди будут превращаться в кораблики, - пообещала мне Аня.
Потом она оправдывалась, что имела в виду совсем не это, но было поздно.

P.S. эстонец выглядел как Курт во время I Have Nothing или мне очень сильно показалось?

@темы: they'll name a city after us

22:37 

со второй попытки

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.

Предыстория: вчера утром я обнаружила себя в одной постели с Аней (самый приятный вид утра, скажу я вам), и мы собирались пойти на утренний сеанс Авенджеров, но на полпути к кинотеатру резко передумали и вместо этого долго гуляли по улицам, где я имела счастье провести детство. Несмотря на все новостройки, все выглядит и ощущается совсем по-старому, и злая наковальня ностальгии впечатала меня по печени. Сладко, горько и сладко.
Собственно, история: сегодня я на полудобровольных началах вызвалась с маменькой и братом ехать к бабушке и мыть окна. После двух часов непрерывного физического труда, надышавшись пыли, сломав несколько из бабушкиных многочисленных растений и едва не вывалившись с пятого этажа, я была озарена идеей сходить в кино. Не последнюю роль в этом сыграло то, что последний раз мы с маменькой одновременно присутствовали на одном киносеансе во время выхода Mamma Mia. А это, простите, 2008-ой был.
Маменька наблюдала за творящимся с детским энтузиазмом и искренне переживала за Тора с его молотом. Брат, кажется, успел заскучать. А я просто получала удовольствие, хихикая в попкорн. Нам надо чаще ходить в кино вместе, но я не удивлюсь, если следующий раз случится еще через четыре года.
Also, Коби в фильме была безумно красивая. Вот просто - бе-зум-но. Каждым кадром любовалась не дыша.
А сейчас у меня начался чемоданный приступ: составляю список мест, которые хочу посетить, придумываю себе расписание и решаю, что и как запихну в сумку.

постскриптум на тему невольной фандомности окружающих меня людей: по дороге домой слушали радио. Реакция маменьки на очередную песню: "А вот это моя любимая у Джексона. Её в Гли не перепевали?" /insert proud tears/

@темы: rats de la cinematheque, still life, they'll name a city after us, четверо взрослых, двое детей и я посередине

23:25 

we screen

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Сегодня с Аней мы (наконец-то!) купили билеты на Лавуа, после чего попытались посидеть на траве, но, убедившись, что смотреть на планшете что-либо мешает солнце, отправились в старлайт, где за розовым лимонадом (самый прекрасный розовый лимонад на свете у них, честное слово) и мороженым плакали над гли. Отличный день, даже если учесть, что я чуть не слетела с каблуков на эскалаторе.
Иногда я надеваю каблуки, чтобы напомнить себе, почему я их не ношу.

О значительном: сегодня 29 апреля и ровно шестнадцать лет как Рент совершил свою опенинг найт в Nederlander Theatre. Повод всплакнуть и вспомнить.

Я могу сколько угодно злословить на тему, что мои детсадовские утренники записывались с лучшим качеством, но мне даже нравится зернистость и прочая low quality этих видео, потому что это 1996, черт возьми.
Меня никогда не перестанет цеплять мысль, что для людей, которые смотрят это - это все в новинку. И не так в новинку, как сейчас, а совсем-совсем в новинку. Что-то новое, и безумное, и прекрасное, и смелое, и много раз невероятное.
Кто плачет, я плачу?

@темы: they'll name a city after us, my broadway peeps, I don’t own emotion - I rent

22:16 

Доступ к записи ограничен

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:04 

про universe, которая will never be the same

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Завтра буду отмечать клейногодовщину за слушанием грустной музыки и рыданием в чай (мне только дай повод побыть эмоциональной вагонеткой), а сегодня у меня своя годовщина, и близость дат не более чем совпадение, потому что мы были раньше.
Я считаю наше мы от первой разделенной шоколадки, когда почти годовое к тому моменту знакомство перестало быть знакомством и стало желанием дружить. И эта дружба - лучшее, что у меня было в течение последних трех лет, а еще единственное, за что я буду цепляться до конца, пока будет, чем цепляться.
Но сегодня совсем не хочется быть сентиментальной, возможно потому что это тяжело, когда голову запорошило снегом, поэтому просто спасибо за все. Я буду стараться.

@темы: .jpg, they'll name a city after us

00:10 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Сегодня я сидела в библиотеке обложившись книгами по истории церкви и судорожно печатала на планшетке. Фанфик недвусмысленного характера. В этом есть что-то категорически неправильное, но мое вдохновение работает странно.

Истинное предназначение старбаксовского тумблера - это быть вазой для первой весенней оранжевой розы, которая слишком красивая, чтобы позволять ей печально увядать в течение дня.
Аня пьет холодный кофе, Аня фотографируется на планшетку, Аня читает фанфик, Аня смеется, и мне кажется, что весна будет просто замечательная.
А потом мы идем смотреть The Vow, но весь сеанс я сижу с платком в обнимку не потому что грустно, а потому что у меня насморк. То есть оно, конечно, грустно (ГРУСТНО!), но не настолько, чтобы отвлечь от увлекательной игры "посчитай, сколько раз на экране появится обнаженный торс Ченнинга Татума". Отдельное спасибо авторам за кадр с котенком на обнаженном торсе Ченнинга Татума. А еще в фильме прелестная МакАдамс в хочу-дайте-всё платьях, а её родителей играют Сэм Нил и Джессика Лэнг.
На сцене с купанием в озере, где Татум одной рукой хватает МакАдамс поперек талии и тащит в воду, я сползла под кресло.
В нашем любимом кинотеатре уже вовсю стоят большие!картонные!рекламы Мстителей, и мы тщательно планируем процесс умыкания.

Тут могла бы быть фотография, но я страшна, как смерть.

@темы: they'll name a city after us

23:31 

как тебе освещение?

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Кофе, дурацкие фотографии и замороженная роза - это обязательные пункты идеального вечера, особенно если он выпадает на 14ое, когда плюшевые сердечки и некрасивые цветы.
Вообще мы с Аней хотели сходить на This Means War, потому что Том Харди, но:
"Не будет билетов", - мрачно и нервно одновременно сказала Аня, появляясь с ворохом промо-бумажек.
"Будут", - оптимистично отмахнулась я.
"Лол нет", - ответил кассир.
Так мы и оказались в старбаксе, где я все порывалась спеть La Vie Boheme, а Аня исписывала мой стаканчик всякими непристойностями (справедливости ради, я её тоже исписывала. текстами песен).
И мне настолько хорошо, настолько правильно и идеально, что даже подумать нельзя, как иначе можно проводить этот день, нежели с человеком, которому прямо с утра можно отправить смску "Will ya be my Valentine?" и заранее знать ответ.

А теперь я удалилась морально готовиться к новой серии Гли за пересмотром "Парка Юрского периода".

@темы: they'll name a city after us

20:53 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Пакет с виноградным соком, лежавший на балконе, превратился в неразбиваемую глыбу льда. Оставленный на время просмотра One Day, к часу ночи содержимое пакета растаяло до состояния полноценного слаша, и Ане пришлось разве что не силой меня сдерживать от побега в ванную с намерением вылить содержимое себе на голову. В исследовательских целях.
Когда Аня ночует у меня, мы прочно выпадаем из реальности. Даже если между первой и второй ночью выбираемся на улицу, все равно. Досуг состоит исключительно из фильмов и потребления калорий, потому что к каждому фильму надо что-нибудь свое этакое с карри и какао. Кончается все отодранной дверной ручкой, потому что дергать за нее, когда замок закрыт, - не самая лучшая идея. Но я уже починила.
Аня - мой маленький красноволосый расист, про фильмы я напишу потом, а Гли я смотрела, вцепившись в неё всеми конечностями и переодически утыкаясь в колени.

@темы: they'll name a city after us

21:55 

в комнате пахнет карри и морсом

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Я чувствую себя абсолютно расслабленно только при возможности жить в собственном ритме: спать, когда захочется, и не спать, когда нет желания. В таком режиме я могу совершенно выпасть из реальной жизни, но зато сколько душевного комфорта!

Вообще я идеологически против того, чтобы шипперить Марка и Роджера, но в filmed live on broadway искры, летающие между Адамом Кантором и Уиллом Чейзом, выключают мой мозг и оставляют восхищенно дергать лапками. Особенно в заглавной песне. Пересматривать могу бесконечно.


А завтра начинается рай на земле, потому что приезжает Аня. Сейчас подумала и с ужасом поняла, что Аня здесь не ночевала с лета. С лета. Это же полгода назад, как я вообще выживала все это время?

@темы: still life, my broadway peeps, everything i touch becomes shipping, endless fangirl mode, I don’t own emotion - I rent, they'll name a city after us

23:40 

даже в утепленных перчатках без пальцев все равно мерзнут пальцы

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.

Я не знаю, почему так получается, что самыми любимыми моими вещами становятся те, которые имеют за собой историю в высшей мере трагическую. Причем я сначала начинаю их любить, а потом уже все это выясняю.
Мне даже не верится, что Rent в моей жизни всего две недели, потому что он уже настолько сросся со всем, чем только можно, что я говорю исключительно цитатами из него.
Джонатан Ларсон, создатель мюзикла, умер в ночь перед премьерой. Это жутко и завораживающе одновременно.


Но я не умею и не хочу долго грустить, а Аня сегодня внезапно обнаружила, что выиграла билеты на предпремьерный показ Опасного Метода, где в итоге мы и оказались этим вечером. Я - не спавшая сутки, загруженная избытком мыслей и крайне неприятная характером. Но виски с колой и Фассбендер с субтитрами творят чудеса - весь фильм едва сдерживала радостные булькающие звуки. Фильм очень и очень, а нам с Аней надо чаще ходить на премьеры.

@темы: rats de la cinematheque, my broadway peeps, I don’t own emotion - I rent, they'll name a city after us

18:25 

Блейн на носу и олень на машине

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Самым полезным исходом дня можно считать тот факт, что мы теперь лично знакомы с ответственным за снятие афиш в "Пушкинском". Анатолий честно и долго искал для нас Холмса, не нашел и предложил взять Девушку, которая с татуировкой. Ушли расстроенные, но на будущее знакомство пригодится.
Смотрели Нокаут. Может, это я не спала уже сутки и поэтому не была в силах оценивать что-либо, но все-же мне кажется, что фильм был какой-то никакой. Совсем никакой. Из запомнившегося только Фассбендер в полотенце, убийство всех более-менее привлекательных мужиков и сбитый олень. Денег потраченных было бы жалко, но, к счастью, билеты мы выиграли.
Это все очень невнятно и сухо, но я хочу спатеньки так, что сил нет, а завтра первобытка, и мне еще всю ночь зубрить.

@темы: rats de la cinematheque, still life, they'll name a city after us

21:34 

если это последний раз, то он был хороший

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Так лень читать избранное. Хочу, чтобы кто-нибудь его прочитал и выделил для меня главные моменты.
Пост про остальное будет потом.


Вот это:

Ради вот этого ничего не жаль, честно-честно. Кто мог думать, что они в конце повторят Belle? Да никто не мог. А в итоге мы стоим, апплодируем, ждем Катедрале, а они бац - и её. И тут уж мне приходится ловить Аню, потому что Патрик Фьори.
А ведь мне и правда казалось, что все испорчено. Потому что партер - это на словах близко, а на деле ничего не видно, и вокруг люди, которые не хлопают. Мерзкие, гадкие, некрасивые люди, которые во время Bohémienne спрашивают у спутницы: "...испанская?", и мне хочется поинтересоваться, что они вообще здесь забыли.
Я положительно за то, чтобы билеты на такое продавались исключительно после теста на знание книги, мюзикла и кратких биографий исполнителя.
Как выясняется потом, вполне вероятно, что вот эти вот неприятные мужчины были очень большими киевскими шишками. Ну упс. Я лишь повторю свой вопрос.
И дело не только в этом, мне все время кажется, что концерт недо. Недоделан. Недоигранн. И какого черта ставить Belle так рано? А потом Лавуа поет Tu vas me détruire, и я забываю обо всем. Потому что это не Лавуа, а Фролло. Он не поет, а играет. И даже во всех смыслах толстокожий объект рядом слева от меня, сидевший до того недвижимый, начинает хлопать.
Но самое главное, на второй акт я все же ухитряюсь поменяться местами и оказываюсь рядом с Аней. И тогда все становиться идеально, потому что дело не только же в Нотр-Даме, дело вот в этом держании за руки и тихих полукомментариях в процессе.
Вся моя любовь к мюзиклу - в Анинах улыбках и всхлипах.
Это было лучше, чем в прошлом году.

@темы: Во всем по-прежнему виноваты французы, and i say thank you for the music[al], they'll name a city after us

00:33 

Доступ к записи ограничен

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:56 

я сентиментальная и болтливая, окей?

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Аня носит два оранжевых шарфа одновременно, в которых я смутно узнаю собственные подарки. Аня ждет меня на морозе после танцев, читая Хэмингуэя. Аня мучается в книжном магазине в поисках подарка для моего младшего брата на День рождения, которому, если честно, я сама-то ничего не дарила. Аня режет рыбу и шинкует огурцы для закусок. Аня ухитряется ушибить две коленки за один вечер. Аня показывает мне десяток версий Belle подряд, потому что в каждой Патрик поет по-новому. Аня говорит, что мое пение вгоняет её в такую же печаль, как чтение Хэмингуэя, и я не обижаюсь. Аня тоже верит, что совсем скоро мы будем красить дверь в синий цвет. Аня носит 3D-очки и поэтому видит мир более объемным, чем остальные.

Если это не повод стараться быть лучше, то я даже не знаю, что это.

@темы: they'll name a city after us, .jpg

le quartier des enfants

главная