tindolini
Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
На второй паре французского на меня начало наваливаться осознание, что это последняя пара французского, которую у меня будет вести РС. Все, больше никогда, со следующего года другой преподаватель. И так это на меня навалилось, что после пары я ушла в буфет. Плакать. Конечно, с РС мы еще увидимся как минимум на экзамене (и там я буду плакать по совсем другим причинам), но менее грустно от этого не становится. Почти два года истерик, потраченных нервных клеток и бессонных ночей, но как же это того стоило. Потому что два года назад мое знание французского ограничивалось чтением азбуки со словарем, а сейчас я могу читать околонаучные книги, написанные нейтив спикером для нейтив спикеров и большей частью понимать. А еще формировать субжонктиф вопреки простреливающей головной боли. Очень важный навык. И без РС все будет как-то печально и неправильно.
До субботы нужно придумать, что ей подарить, обязательно.

Но не будем о грустном, будем о веселом. Взяла на лето почитать совершенно замечательную книгу Histoires d'amour de l'histoire de France. Там всего девять томов, в которых автор радостно расписывает личную жизнь заметных французских персон от Хлодвига до Наполеона III. Историчность всего этого под вопросом, зато радости - хоть отбавляй. Мне попался третий том, от рождения Маргариты де Валуа примерно до начала правления Людовика XIV. И помимо сочных цитат на обложке там совершенно прекрасная картина. Совершенно прекрасная.

Эта картина так прекрасна, что я хочу повесить её на стену и любоваться ежедневно.
А еще я очень хочу шестой том, потому что там тоже замечательная обложка, а внутри есть глава с интригующим названием L'amour dans les prisons révolutionnaires.

@темы: making history, библиотечный день, это потому что он католик