tindolini
Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Сейчас, полторы недели спустя, когда все слезы по потерянным деньгам, пропавшему лондонскому проездному и мучительно восстанавливаемым карточкам выплаканы, их место заняла злость. Жгучая, я-воткнула-бы-тебе-под-ногти-иголки-если-бы-могла злость.
Потому что тот человек, который счел себя в праве в троллейбусе вытащить у меня из сумки кошелек, сделал это не просто абы когда, а за пятнадцать минут до моей недодипломной защиты.
Возможно, я не произвожу такого впечатления, но для меня это важно. Было важно. Это в некотором роде первый шаг (и не исключено, что последний, за два года магистратуры еще много чего может случиться) моей научной карьеры, что делает его особенно важным, а вместо того, чтобы наслаждаться процессом и впитывать атмосферу чего-то серьезного, значительного и академического, я первые три выступления сидела и сглатывала слезы, старательно делая вид, что это судьба французского либерализма меня так глубоко задевает. Свое собственное выступление (справедливости ради - особенно в таких обстоятельствах - весьма достойное) тоже как сквозь туман. Все поздравления после - и подавно.
Я заработаю денег, я куплю новый проездной и карточки все восстановлю, но вот это событие было в эмоциональном плане мной бездарно просрано. И оно уже никогда не вернется.

fuck you, чувак
просто fuck you

@темы: making history, still life